Никита Тарасов: "Фартук, колпак, грим, чашка кофе – и в кадр!"

Никита Тарасов, сыгравший французского кондитера в телесериале «Кухня» на телеканале «СТС», поделился своими впечатлениями о самой вкусной комедии, изюминках третьего сезона, молекулярной кухне, потрясающих моментах съемок полнометражной «Кухни в Париже».

Никита, как, по-вашему, третий сезон «Кухни» держит нерв и ритм, за который зрители так полюбили этот проект?

- Пол трещит по швам, потолок сыплется, всё горит и взрывается: мы готовим экшн (улыбается). В моих легких – детская присыпка, потому что вчерашний день закончился сценой, в которой потолок падает чуть ли не на голову Луи. Пиротехники, чтобы создать эффект пыли от упавшего бетонного блока, засыпали кухню детской присыпкой. После нескольких дублей все вокруг стало белым, а пол – скользким. Когда мы стали снимать следующую сцену, в первом дубле Лена Подкаминская поскользнулась на своих высоченных каблуках, но, нужно отдать должное ее профессионализму, устояла. Режиссеру этот момент понравился – он попросил Лену продолжать спотыкаться, и Лена повторяла свое «недопадение» снова и снова (улыбается).

- Судя по всему, вы не только не сбавляете обороты, но, скорее, их набираете…

- Прелесть «Кухни» заключается в том, что мы пытаемся сделать третий сезон лучше, чем первый и второй. Чаще всего это происходит наоборот. Конечно, все зависит от зрителя, от того, насколько ему придется по нраву наш сериал. Да, кстати, хочу поблагодарить зрителей за терпение: с начала съёмок третьего сезона прошло полгода, а интерес всё ещё не охладел. Однако согласитесь, лучше долго, но хорошо, чем быстро и как все (улыбается).

- В чем, на ваш взгляд, основная изюминка третьего сезона?

- Конёк третьего сезона – молекулярная кухня. На мой взгляд, выглядит она странно... То, что зрители увидят в кадре, – это действительно самая настоящая молекулярная кухня. Например, томатный суп в виде одной прозрачной вермишелины…

- Вам интересно это направление?

- Молекулярной кухней не увлекаюсь совсем. А мой Луи и вовсе ревнует, потому что повар молекулярной кухни Катя, как и Луи, делает десерты. Например, шоколадный ветер, который выглядит как коричневый порошок. Луи этого не понимает, он выступает за классические традиции французской кухни.

- Вы пробовали молекулярную кухню на съемочной площадке?

- Нет. Мне не досталось. В сериале «Кухня» есть главный дегустатор – повар Сеня. Он уничтожает всё, что остаётся бесхозным. Так, ту самую макаронину, о которой я рассказывал, Сеня прилежно доедал дубль за дублем. Надо отметить, что при хорошем аппетите Сережа Лавыгин, который играет Сеню, находится в отличной физической форме (улыбается).

- С кем из актеров, занятых в сериале, вы сдружились теснее всего?

- Как говорит Дмитрий Юрьевич Назаров, роли нас поглотили. В моем случае, лишь частично (улыбается). Как мы прописаны по сценарию – Сеня, Федя, Лёва, Луи – так мы и живем. Придешь рано утром, улыбнёшься товарищам – и вперед: фартук, колпак, на грим, чашка кофе – и в кадр.

- Старшее поколение «Кухни» – Дмитрий Назаров и Дмитрий Нагиев – в вашу дружную компанию вхожи или предпочитают держаться особняком?

- Для меня это педагоги, у которых я учусь каждый день. А с учителями не позволительно переходить на короткую дистанцию. Дмитрий Юрьевич пишет на нас эпиграммы. У него невероятный талант, он делает это на лету, сочиняет моментально. В том году мы просто разевали рты и говорили: «Браво!», а в этом – начали за Дмитрием Юрьевичем записывать. А Дмитрий Владимирович Нагиев выучил, кого как зовут, узнаёт нас в лицо (улыбается). Дмитрий Владимирович – потрясающий импровизатор, никогда не знаешь, что он сделает через секунду. Своим обаянием он «раскалывает» даже тех, кто силен в своей вере в предлагаемые обстоятельства. Когда Дмитрий Владимирович в кадре, надо читать про себя мантры, думать о вечном и, желательно, на Дмитрия Владимировича в этот момент не смотреть: только так можно выстоять (улыбается).

- Пока был перерыв между вторым и третьим сезонами, вам удалось отдохнуть?

- Да, причем этот Новый год получился у меня самым лояльным. Так, утром 27 декабря я уже сидел в самолете и в полдень воссоединился в Риге со своими родителями. Отмел все сомнительные предложения авантюр и провел Новый год с семьей. Первый раз лет за восемь это получился на самом деле семейный Новый год. Мы с родителями встретили его в замечательном ресторане в Старой Риге. Я купил ящик хлопушек и, гуляя по набережной, раздавал их любому встречному. Мы вместе радостно эти хлопушки взрывали. А 3 января мы с отцом уже были в Швейцарии по приглашению Русского Швейцарского Общества – давали там совместный концерт…

- Может, в третьем сезоне зрители наконец услышат, как Луи поет? Пора бы уже…

- У меня уже записана на студии «Песня Луи» специально для «Кухни». Но пока её нигде не публикую. Вдруг она когда-нибудь прозвучит в кошмарном сне одного из персонажей проекта. Меня это более чем устраивает (улыбается).

- Насыщенный у вас выдался год – и съемки, и музыка…

- Да, 2013 год для меня стал невероятно ярким и позитивным, настоящим праздником. Год, полный новых открытий, приятных знакомств, путешествий и хорошей качественной творческой деятельности. Во-первых, фестивальная жизнь: Таллин, Каннский кинофестиваль, Монте-Карло, Кинотавр в Сочи, Женева, Лозанна, Варшава, Брюгге. Во-вторых, съёмки в Париже, а затем в Крыму в новом проекте под рабочим названием «Битва за Севастополь».

- Надо думать, путешествие в Париж с полным метром «Кухни» стало одним из самых ярких впечатлений года…

- Конечно, это большая удача, что у актера, который играет француза, жизнь складывается таким образом, что все самые яркие впечатления ушедшего года связаны именно с Францией. Никогда не забуду знакомство с Парижем: рано утром, когда только взошло солнце, выходишь из отеля, садишься в автомобиль и едешь по пустому, сонному городу, полному величия и гармонии. Только шум колес по брусчатке нарушает тишину. Лувр, набережная Сены, стаи голубей, и ни одного туриста на улице. Только ты и Париж.

- Как долго вы оставались в Париже?

- Мы провели там три волшебные недели, которые, конечно же, пролетели как один день. В свободное время ходили не столько по музеям, хотя и это тоже успели, сколько по ресторанам, поскольку понимали, что мы – на работе. Нужно было понять искомую французскую кухню. Чувство гордости появилось за «Клод Моне»: в нашем ресторане меню изысканней.

- Французская часть группы помогала вам освоиться?

- Да, французская съёмочная группа, казалось, делала невозможное. Вопреки языковому барьеру предугадывала поставленные задачи. Неожиданно актер Венсан Перес стал главным моим консультантом по французскому. Сам подходил и штудировал со мной мои реплики. Но главное – я встретился на съёмочной площадке со своим мастером – Олегом Павловичем Табаковым. Это самый большой подарок проекта «Кухня». Надо мной все шутили: «Никита, играй Луи! Рядом с Олегом Павловичем ты сразу превращаешься в 20-летнего студента, который слушает замечания Мастера» (улыбается). И это было действительно так. У моих родителей стоит фотография: Табаков, Сергей Безруков и мы с однокурсниками в костюмах спектакля «Амадей». Нам там по двадцать два года... Скорее всего, теперь рядом с этой фотографией появится новый снимок, где спустя одиннадцать лет Олег Павлович и я партнёрствуем на съемочной площадке «Кухни»…

- Интересно, во Франции актеров «Кухни» узнавали на улице?

- Да, регулярно. Однажды мы снимали на набережной напротив Нотр-Дам-де-Пари, и по реке шел теплоход с русскими туристами. Судя по всему, на теплоходе гуляли свадьбу, потому что с палубы доносилось: «Горь-ко! Горь-ко!». Затем люди заметили нас, на судне произошло небольшое замешательство, а потом народ начал скандировать: «Кух-ня! Кух-ня!» (улыбается).

Смотрите сериал «Кухня» на телеканале «СТС» в 20:00 с понедельника по четверг!


На правах рекламы

Комментарии

Комментариев еще не оставлено