В А1 рассказали о пяти признаках рейдерского захвата бизнеса

Директор инвестиционного департамента компании А1 Андрей Цешинский в личной колонке Forbes.ru представил пять факторов для выявления захвата чужой доли в корпоративном бизнесе. Вместе с этим эксперт обозначил методы борьбы с таким захватом активов.

После двух масштабных кризисов после 2008 года в сфере российской экономики появились антикризисные меры по сохранению активов предприятия. Данные меры основаны на пересмотре стратегии корпорации, а именно программ расходов и увеличения эффективности структур производства. Тем не менее остаются некоторые бизнесмены, предпочитающие сомнительную тактику выхода из кризиса – захват партнерской собственности, пишет Цешинский в своей колонке на Forbes.ru .

Одним из первых признаков развертывания деятельности такого типа – сокрытие и фальсификация информации. В таком случае судебное разбирательство с партнером-рейдером может длиться годами, а бизнес в это время полностью перейдет в руки партнера. Причина такого исхода – ограниченная доказательная база, предоставленная для судебного разбирательства с захватчиком. Аналитик рекомендует в качестве главного метода противостояния внесение в уставной кодекс обязательного права на запрос информации, собрание акционеров и выбор кандидатов в совет директоров руководителем со стороны заинтересованной стороны. Директор со стороны компаньона не имеет полномочий на существенное влияние по данному вопросу.

Второй предпосылкой является непрозрачность систем собственности и отсутствие консолидированной и аудированной отчетности. Усложненная теневая структура здесь обеспечивает все условия для совершения со стороны махинаторов множества внутрикорпоративных сделок, тем самым реальная отчетность по доходам и расходам остается скрытой.

Наличие у второго собственника параллельного бизнеса и больших оборотов с совместной компанией – наиболее частая схема обмана акционеров. Доходы переходят во вторую фирму, а расходы остаются в совместной компании. Чтобы избежать подобных системных обманов, Андрей Цешинский считает необходимой договоренность о независимой работе связанных компаний или объединения двух и более фирм в один холдинг. 
 
Четвертая, уже активная фаза - предъявления требований к фирме со стороны сомнительных контрагентов. Эксперт рассказал, что в роли контрагентов выступают небольшие фирмы, с которыми в единичном объеме когда-то заключались сделки. Обращение в суд в данном случае — чистая формальность. Процедура осуществляется быстро: мелкая компания выступает с иском, выигрывая дело без сопротивления фирмы-ответчика. Затем компания заявляет о банкротстве.

Цешинский пояснил, что пятый фактор чаще используется в секторе контролируемого банкротства, то есть поручительства за третьих лиц. Совместная корпорация автоматически приобретает статус поручителя компании нечистого на руку компаньона, а второй партнер, несмотря на то, что остается акционером, не может влиять на текущую ситуацию. Следовательно, захватчик заключает договор о поручительстве совместной компании и выиграет значительную часть требований кредиторов в процедуре банкротства, следовательно, далее все будет происходить в его интересах. Чтобы минимизировать риски такого уровня, необходимо закреплять в корпоративном регламенте право вето на получение и выдачу поручительства и залогов. 


Источник: ИА «Город55»

Комментарии

Комментариев еще не оставлено