Падение башенного крана в Омске: обвиняемого оставили под арестом

Полукарова не выпустили из-под домашнего ареста из-за неперечисления НДФЛ.

26 апреля в Куйбышевском районном суде состоялось очередное заседание по нашумевшему делу о падении башенного крана в Омске в октябре 2015 года, инициированное органами следствия по причине истечения 6-ти месячного срока избранной для одного из обвиняемых меры пресечения.

Напомним, что обвинение г-ну Полукарову, одному из учредителей компании ООО «ИПК Жилстрой», по статье 216 ч.3 УК было предъявлено 28 октября 2015 года, ровно тогда же судом была определена мера пресечения в виде нахождения обвиняемого под домашним арестом на срок 2 месяца. В дальнейшем по ходатайствам следствия суд уже дважды продлял меру пресечения.

По законодательству РФ данная мера должна ограничиваться длительностью не более чем на 6 месяцев для преступлений средней тяжести, и данный срок уже истекал.

В процессе заседания следственные органы обратились к суду с требованием о продлении домашнего ареста для Полукарова, обосновав это тем, что в противном случае он может оказать давление на свидетелей с целью изменения показаний, либо скрыться от следствия и суда.

При этом все свидетели по делу уже дали свои показания, и как отметило следствие в своем ходатайстве, близится процесс ознакомления с делом и предъявления конечного обвинения.

27 апреля адвокат г-на Полукарова, Сергей Троценко, дал свои комментарии по ситуации:

«На прошедшем во вторник заседании мы просили суд отказать следствию в удовлетворении требований о продлении домашнего ареста.

Предъявленное моему подзащитному обвинение, несмотря на максимальный срок наказания до 7 лет лишения свободы, на чем акцентировало свое внимание следствие суду, относится к преступлениям средней тяжести ввиду неосторожной формы вины. А потому и срок нахождения под домашним арестом должен ограничиваться 6 месяцами. И оснований нарушать процессуальные нормы я не вижу.

Само обвинение же заключается в том, что Полукаров В.Н. дал указание директору группы компаний «Жилстрой – Джаст Фит Лайф» Семенову К.В. о производстве строительных работ с использованием башенного крана, но это лишь бездоказательные домыслы следствия, поскольку об этом не свидетельствует ни Семенов К.В. ни Полукаров, ни какой-либо другой свидетель, это даже не подтверждается детализациями телефонных переговоров. А, если еще принять во внимание, что Полукаров В.Н. с 28.08.2015 уволен из «ИПК Жилстрой» (собственника башенного крана) конкурсным управляющим, а в группе компаний «Жилстрой – Джаст Фит Лайф» он, вообще являлся лишь учредителем, то непонятно зачем Полукарова держат под домашним арестом.

Полукаров может находиться под подпиской о невыезде и надлежащем поведении, сотрудничать со следствием и являться на допросы по первому вызову. Давить на свидетелей после полугодового расследования и их допроса следствием это как минимум бессмысленно, и кроме того, это не стиль моего подзащитного, который намерен доказать правоохранительным органам свою непричастность к этим событиям. Он всегда открыто идет на контакт со следствием, развернуто дает показания. А что касается намерений скрыться – то это не в интересах Виктора Николаевича, тем более на это нет никаких причин.

Все обстоятельства, связанные с необходимостью продления срока содержания под стражей, Полукарову следствие обосновывало, исключительно, оперируя фактами падения башенного крана и связанными с ним событиями. Однако они не имеют никакой процессуальной емкости для рассмотрения вопроса о продлении срока ареста свыше 6 месяцев.

Суд же в своем решении указал, что Полукаров помимо ч. 3 ст. 216 УК РФ также обвиняется в преступлении, предусмотренном ч. 2 ст. 199.1 УК РФ (неисполнение обязанностей налогового агента) и далее опять привел данные того, что Полукаров может оказать давление на свидетелей, которые проходят по делу падения башенного крана.

Обязательным условием для продления срока ареста свыше 6 месяцев, помимо тяжести преступления, является особая сложность уголовного дела. Но какая может быть сложность, тем более особая у преступления, связанного с неперечислением НДФЛ. В практике Российской Федерации я впервые вижу человека, которому продлевают срок домашнего ареста свыше 6 месяцев по налоговому преступлению. И это при том, что законодательство прямо запрещает по этому преступлению содержать лиц под стражей (к сожалению такого запрета нет для домашнего ареста, но природа этих мер пресечения, на самом деле, очень схожа).

Интересным является и тот факт, что, по сути следствие, по этому налоговому преступлению в августе 2015 года к Полукарову уже применили иную меру процессуального принуждения в виде обязательства о явке. А что же изменилось спустя более 8 месяцев и в чем возникла необходимость по налоговому преступлению сейчас применять столь суровую меру пресечения непонятно.

Защита со своей стороны надеется, что следствие разберется в этих моментах. Будем ждать справедливого решения суда апелляционной инстанции по данному продлению срока домашнего ареста»


Мария Петрова 

Комментарии

Комментариев еще не оставлено