Кто отравляет курортную зону Кавказских Минеральных Вод

Многие жители страны знают о Кавказских Минводах. Это один из старейших курортов, особо охраняемый статус которого подтвержден указом президента России.

Кавказские Минеральные Воды отличаются уникальными лечебными и оздоровительными факторами, историко-архитектурным и культурным обликом.

В состав курортной местности входят как всем известные города-курорты Железноводск, Кисловодск, Пятигорск, Ессентуки; Предгорный, Минераловодский и Георгиевский районы Ставропольского края, так и города Ставропольского края Минеральные Воды, Георгиевск, Лермонтов. Сюда же входят Зольский район Кабардино-Балкарии и Малокарачаевский и Прикубанский районы Карачаево-Черкесии.

Самый молодой среди административных образований на территории курортной местности - город Лермонтов. Однако, как удалось выяснить журналистам «Новых Известий», отдых в этом населенном пункте вряд ли поправит ваше здоровье.

Если обратиться к истории, то стоит напомнить, что сразу после Великой Отечественной войны в этой местности около горы Бештау началась разработка урановых месторождений. Тогда и зародился город Лермонтов, который изначально носил статус рабочего поселка для объектов атомной энергетики. В самом Лермонтове был построен гидрометаллургический завод (ГМЗ), куда и привозилась добытая здесь урановая руда для обогащения.

Восточнее города в Калмыцкой балке обустроили хвостохранилище («хвосты» на слэнге атомщиков – отходы уранового производства), куда поступал вязкий шлам с завода.

Однако в 1975 году добыча урана на Бештау прекращается. Видимо, в партийных кругах поняли, что негоже в центре курортного региона заниматься добычей урана и ее обогащением.

Однако завод продолжает свою деятельность, но после распада Союза предприятие переходит к новым собственникам и все работы по захоронению, обеззараживанию радиоактивных отходов, складированных открытым способом в этих «хвостах», теперь по сути должны быть их проблемой. При этом Росимущество даже учло необходимость этих трат и оценило предприятие при продаже всего лишь в 123 миллиона 700 тысяч рублей.

Однако на деле хвостохранилище остается существенной проблемой не только для города Лермонтова, но и для всего курортного региона Кавказские Минеральные Воды.

- В отходах в хвостохранилище остается практически весь радий, весь полоний-250, весь свинец-206, практически это твердые радиоактивные отходы. Такое большое количество радиоактивных элементов в отходах уранового производства объясняют сегодня исключительно из-за несовершенства технологических процессов того времени, не позволявших использовать в производстве и такую обедненную руду, - говорил еще в 2001 году директор по производству АО «АТОМРЕДМЕТЗОЛОТО» при Министерстве по атомной энергии Виталий Шаталов.

С тех пор ситуация кардинальным образом не поменялась. С 1994 года завод принадлежит московской бизнес-группе «Интермикс». Фактически собственниками предприятия стали москвичи Сергей Чак и Сергей Махов.

Местные жители уверены, что сейчас завод занимается выпуском удобрений для сельского хозяйства. И здесь уже не производят и обогащают уран.

Между тем как неоднократно подчеркивал в различных интервью председатель Совета директоров ОАО «ГМЗ» Сергей Махов, кроме фосфатных удобрений завод производит еще и пьезоэлементы, и является единственным в стране промышленным производителем алюмо-скандиевых лигатур (эти сплавы добавляют в жидкий металл для более длительной эксплуатации изделий в оборонке и космическом комплексе).

Продукция завода успешно реализуется, в том числе и на экспорт, принеся своим хозяевам по состоянию на конец 2016 года более 100 миллионов долларов чистой прибыли. Все бы хорошо, только вот судьба хвостохранилищ, где хранятся опасные радиоактивные отходы, остается в подвешенном состоянии. Впрочем, к решению этого вопроса руководство завода подошло весьма своеобразно, засыпав и законсервировав радиоактивные отходы другим, не менее опасным веществом.

Заместитель гендиректора ГМЗ по экологии и капстроительству Лариса Сурина в беседе с одним из журналистов в 2014-м году рассказала, что отходы от производства удобрений — так называемый фосфогипс - обладают способностью предотвращать миграцию радионуклидов. Вот ими-то и решили засыпать хвостохранилища. 
 
- Фосфогипс - уникальный экологически чистый материал, который прекращает любую миграцию радионуклидов. Фосфогипс нейтрализуется нами известковым молоком. Его мы отправляем в виде пульпы, смеси воды и твердого вещества на хвостохранилище поверх радиоактивных хвостов. В окружающую среду ничего не сбрасывается — у нас закрытая система водоснабжения технологического процесса. Пока мы единственные, кто использует фосфогипс для рекультивации. Это самая дешевая технология, – хвалился своим ноу-хау председатель Совета директоров ОАО «ГМЗ» Сергей Махов в интервью Российскому атомному сообществу.

С таким утверждением собственника предприятия категорически на согласился Росприроднадзор, который в декабре прошлого года оштрафовал Лермонтовский ГМЗ на 57,2 миллионов рублей. В природоохранном ведомстве посчитали, что фосфогипс, которому присвоен 5-й класс опасности, размещался на хвостохранилище незаконно. Такие действия руководства предприятия нанесли вред окружающей среде. Но оплатило ли предприятие штраф, выяснить пока не удалось. Впрочем, собственники завода вместо того, чтобы вплотную заняться решением ликвидации опасного хранилища, инвестируют средства на расширение производства. Хвостохранилище они намерены пополнять своими, свежими и не менее вредными отходами. В частности с 2016 года на новом предприятии планировалось выпускать 6 тонн редко-земельных оксидов РЗО в год. К 2023 году планировалось увеличить добычу с 24,5 тонны в год до 134 тонн. Трудно вяжутся эти факты с тем, что по всей стране в год экологии, объявленный президентом России Владимиром Путиным, ведется борьба с отходами. Похоже, частников мало волнует, что их предприятие оказывает негативное воздействие на лечебно – оздоровительную среду курорта с мировым именем. В погоне за прибылью все средства хороши?

Мало того - Лермонтовский ГМЗ получил лицензии на новые виды деятельности (это помимо фосфатных удобрений). Одна лицензия - на использование ядерных материалов и / или радиоактивных веществ при проведении научно-исследовательских и опытно- конструкторских работ, другая – по обеспечению пожарной безопасности. Обе получены в 2016-м году. Неужели курортный регион ждет в скором будущем ядерно-экологическая катастрофа?

Самое удивительное во всей истории, что все это происходит с одобрения некоторых чиновников во властных структурах. Иначе, чем можно объяснить тот факт, что в феврале этого года на экономическом форуме в Сочи Корпорация развития Северного Кавказа (структура, призванная развивать курорты) заключает соглашение с Лермонтовским гидрометаллургическим заводом в рамках проекта «Развитие сектора водорастворимых минеральных удобрений и повышение экологичности производственного комплекса». Да здесь упоминается экология, но напомним читателям, что на территории Кавказских Минеральных Вод по закону запрещаются все виды производства, не связанные напрямую с курортной деятельностью. Тем более, если его деятельность относится к разряду вредных производств. Зададимся вопросом, много ли людей поедут поправлять свое здоровье и отдыхать на КавМинводы, после того, как узнают, что рядом с ними находится завод по производству удобрений и хранятся радиоактивные отходы? 


Источник: ИА «Город55»

Комментарии

Комментариев еще не оставлено