Георгий Дронов: "В "Ворониных" всегда присутствует свежесть!"

Смотрите новые серии ситкома «Воронины»!

- Георгий, работа над сериалом «Воронины» (СТС) идет уже много лет. Силы еще есть?

- Конечно, нельзя исключать светлого ощущения рутинности, которое присутствует при выполнении любой работы. Но в «Ворониных» всегда присутствует свежесть! Каждый сезон, каждую серию мы сталкиваемся с новыми сюжетами и историями. Именно это не дает нам возможности халтурить или повторяться. Благодаря блестящей работе сценаристов зрители знакомятся с новыми комичными ситуациями, переплетениями, перипетиями, через которые проходят наши герои.

- Когда после отпуска видитесь с коллегами по «Ворониным», то наверно уже не здороваетесь — так хорошо друг друга знаете?

- Каждый раз, когда мы возвращаемся после перерыва на съёмочную площадку, у нас всех создается ощущение, что этого перерыва не было. Не сговариваясь, мы себе в этом признаемся. Словно это был крепкий сон без сновидений. Глаза закрыл, открыл — и в том же месте находишься. Отпуск пролетел незаметно, это ощущение есть у всех.

- Ваша партнерша по картине Екатерина Воронина говорит, что проект для нее — антидепрессант. Если плохое настроение, то на площадке оно трансформируется в хорошее..

- Вполне вероятно, так и есть. Лично для меня «Воронины» - это пример работы, которая делается в очень правильной, здоровой партнерской атмосфере. Почти эталонной — для создания комедийного продукта.

- Каким вы видите вашего зрителя? Для кого этот ситком?

- Мне кажется, абсолютно для всех. Фильм о том, как можно себя вести в определенные моменты в разных жизненных ситуациях. Как надо или, наоборот, НЕ надо вести совместное семейное хозяйство внутри большой семьи. «Воронины» - один из примеров очень плотного сосуществования разных интересов.

- Кто и чему может научиться, глядя сериал?

- С одной стороны, это прекрасный пример того, как в большой семье надо существовать не только двум женщинам между собой, но и двум мужчинам. В то же время в «Ворониных» наглядно показан и антипример: как делать нельзя. Таким образом, наши сюжеты подходят для зрителя любого возраста. Для взрослых — это некий набор фактов, констатация: мол, так бывает. А для тех, кто готовится ступить на сложный путь совместной жизни - своеобразное учебное пособие. И еще одно: наш сериал почему-то очень любят дети. Не знаю, в чем причина. Что он могут в этом увидеть? Не особо понимаю, но это факт.

- Откуда такая статистика? Экспериментировали на собственных малышах?

- Нет. Но где бы мы ни оказывались, везде выясняется, что сериал в первую очередь смотрят дети и потом они подсаживают на него родителей. Бывает, что и наоборот: папа и мама смотрят, а дети вслед за ними прилипают к экрану. Но случаи, когда именно после детей родители начинают смотреть «Ворониных» - очень распространены. Прям загадка какая-то...

- Вашего героя Костю, конечно, нельзя ассоциировать с вами. Но при этом вы говорили, что кое-что вам в нем нравится: его лояльность, умение обходить острые углы. Не кажется ли вам, что он все-таки слишком инфантилен для главы семьи? Или на этом основан элемент комизма...

- Как и любой мужчина, он инфантилен в тех сферах, которые ему явно не интересны. Заметьте: там, где он поставил цель, он активен и целеустремлен. Думаю, это черта присуща многим мужчинам. Уровень заинтересованности в вопросе определяет его уровень активности (улыбается). На мой взгляд, он даже занимательнее других персонажей, хотя каждый из них по-своему симпатичен и обаятелен.

- На протяжении всех сезонов вы за ним наблюдаете внимательнее других. Он меняется в какую-либо сторону?

- Он не может меняться, это закон ситкома. Изначально заданный характер — это константа. Герои не могут меняться, иначе будет сломано все: психологические связи между персонажами, сюжетные линии, эмоциональные столкновения, внутрисемейные разборки. Так что мой персонаж по ходу развития сюжета не может чему-то научиться. И если вдруг он в одной серии вдруг чему-то научится, то в следующей серии он должен забыть об этом, чтобы опять наступить на те же самые грабли. Закон жанра!

- Вы полностью доверяете режиссерам или стараетесь гнуть свою линию?

- Моя позиция твердая: всегда надо прислушиваться к режиссерам, потому что это люди, которые всегда отчетливо видят общую картину фильма. Мы же снимаем не последовательно — первая серия, потом вторая, третья — мы снимаем по эпизодам. Сцены и эпизоды снимаем вразброс, в зависимости от того, кто из актеров свободен.

- У вас ни разу не возникало желания резко сменить род деятельности? Вы уже режиссировали несколько серий «Ворониных». Не хотели, например, остаться по ту сторону монитора?

- Эта мысль у меня есть, но глубоко внутри, она пока окончательно не созрела в моей голове. Мой педагог – завкафедрой режиссуры московского института современного искусства Евгений Владиславович Валданковский — в своё время сказал мне: «Режиссура – это такая профессия, которая начинается со слов «я не могу этого НЕ сделать». Речь идет абсолютно обо всем. Я не могу не поставить этот спектакль. Я не могу не снять этот фильм. Не могу не поставить этот праздник. Что угодно! Режиссура начинается с очень сильного желания сделать что-то именно так, как ты считаешь нужным. Не какой-то отдельный образ, а целую концепцию. Когда хочется доказать всем, что твоя точка зрения — правильная. Пока я не встречал сценария или пьесы, которая родила бы во мне похожие чувства. В тот момент, когда мной перестанут интересоваться как актером, я молниеносно переключусь на режиссуру.

- Есть роль, которую вы мечтаете сыграть? Или, может быть, направление, жанр кино?

- Фантастика. Очень хочу сняться в жанре фантастики или триллере. Мне интересен космос, мистика, связанная с борьбой темных сил со светлыми. Триллеры, полтергейст, другие цивилизации. Такие темы мне хотелось бы сыграть. А еще интересна историческая тема: костюмированные фильмы, фильмы про войну.

Смотрите новые серии ситкома «Воронины» с 16 июня с понедельника по четверг в 20:00. Только на СТС!

Комментарии

Комментариев еще не оставлено