При 400 ПДК по этилмеркаптану могли быть смертельные случаи - эколог

50-60 ПДК - уже этого более чем достаточно, чтобы плохо себя чувствовать.

Сегодня в Омске озвучили рабочие версии по ситуации с загрязнением воздуха этилмеркаптаном, по которой в городе проводится общественное расследование. Одним из спикеров мероприятия стал директор природоохранных программ Общероссийской общественной организации "Зелёный патруль" Роман Пукалов. Свое выступление он начал с благодарности омичам: 
 
«За словосочетание «общественное расследование» я очень благодарен Омску. Это, наверное, целая веха, всколыхнувшая весь город – активных людей, добровольцев, которые сами взялись за расследование экологического преступления. Иначе и не назовешь. Эта волна народной инициативы, народного действия, Омску – браво, огромный поклон жителям». 

Такую гражданскую активность Пукалов сопоставляет с 1957 годом, когда впервые в России люди вышли на улицу по экологической тематике: «Тогда были протесты против строительства Байкальского бумажного комбината. Мы, профессионально занимающиеся экологией, для себя считаем именно этот день Днем рождения экологического движения в России».

По мнению эколога, то, что следственный комитет возбудил в Омске уголовное дело, случай довольно редкий:
«По экологическим преступлениям у нас, в основном, за решетку попадают браконьеры, срубившие елочку или поймавшие осетра. То есть совершившие локальное незначительное экологическое преступление. Директора заводов, виновные инженеры крупных производств, которые осуществляли выбросы и сбросы, уходили от ответственности». 

В числе примеров Роман Пукалов называет уголовное дело, возбужденное в Воронежской области полтора года назад, по факту утечки аммиака из аммиакопровода. Дело, по его словам, «завершилось ничем: за решетку никто не сел». В Челябинске в январе возбудили уголовное дело против круга неустановленных лиц по факту загрязнения атмосферы в регионе. 

Больше всего жалоб в Омское отделение «Зелёного патруля» пришло на запах, который наблюдался в Омске 8-9, 15, 22 марта. «Наши сотрудники выезжали на места, к сожалению, используя органолептический метод. То есть зрением и носом – когда видна дымка, чувствуется запах. В данном случае запах был необычным», добавляет Пукалов. 
 
Эколог заключает: над Омском витает много веществ: 
 
«Это и несчастная улица Мельничная, которая задыхается от загрязнений. В юго-восточном промышленном узле мы зафиксировали превышение 12-кратное превышение ПДК по формальдегиду - это вещество опасное, в отличие от того этилмеркаптана, который регистрировался здесь в марте месяце». 
 
Сам этилмеркаптан, напомним, используется как одорант для природного газа, обладает чрезвычайно резким запахом и относится к третьему классу опасности. При определенных ПДК, вдыхая вещество, человек себя чувствует нормально.

«Здесь было отмечено 400 ПДК. Насколько этому можно верить?» - удивляется Пукалов и вспоминает два показательных примера из собственной практики:

«В свое время в Красноярске, проводя расследование по выбросу Красноярского алюминиевого завода, мы зафиксировали 292 ПДК по бензопирену. У нас профессиональные медики-лаборанты, имеют аккредитацию, но через 15 минут работы тошнить и рвать начало абсолютно всех. Я тогда впервые решил нарушить сухой закон нашей экспедиции, и в обязательном порядке во всех влил по бутылке водки. Это такой оперативный способ вывода из организма сильных веществ. Ни в коем случае этому следовать не нужно. Просто когда возникает ситуация, в которой нужно что-то экстренно предпринять, приходится действовать нестандартными способами.

По аммиаку, после аварии мы не смогли подойти к аммиачному облаку ближе, чем на 200 метров. Дышать было невозможно - легкие обжигало, в горле першило, голова кружилась. Там, где смогли приборы поставить, намерили всего 29 ПДК».

«Я к чему говорю? 400 ПДК при таких малых долях концентрации резкопахнущего этилмеркаптана - это все-таки перебор. Последующие данные, которые появились позднее, об утечке 50-60 ПДК - уже этого более чем достаточно, чтобы плохо себя чувствовать. Наверное, это более правдивый уровень, который могли бы выдержать люди. При 400 ПДК могли быть и смертельные случаи, как это было с птицами. В общем, тут разбираться еще нужно», заключает Роман Пукалов.  

Комментарии

Комментариев еще не оставлено