Меркаптановая линза и буферные пруды: причастен ли ОНПЗ к вони в Омске

Продолжают разбираться специалисты.

Сегодня в Омске прошла пресс-конференция по вопросам загрязнения воздуха в Омске. Несмотря на массовые жалобы омичей на неприятный запах, вызывающий тошноту и головокружение, источник запаха по-прежнему не найден.

Версию, связанную с Омским нефтеперерабатывающим заводом, озвучил Сергей Еремин, замруководителя Росприроднадзора по Омской области.

В свою очередь, Александр Глазов, заместитель генерального директора по производству ОНПЗ настаивает, что предприятие уже проверено различными контрольными, инспектирующими органами и никаких нарушений в режиме работы завода не обнаружено:

«Проведена лабораторная проверка, нарушений не выявлено. Для общественности также был организован ряд мероприятий, мы провели три экскурсии. Надо сказать, что отзывы об этой экскурсии были такие: «Наконец-то в городе мы нашли место, где можно подышать свежим воздухом».

Напомним, по мнению Еремина, источником запаха могли стать буферные пруды завода; для экспертного заключения приглашены специалисты ИПУ СО РАН. Глазов поясняет позицию ОНПЗ:

«Буферный пруд – не просто яма, свалка. Это техническое сооружение, которое является неотъемлемой частью наших очистных сооружений. Если сказать проще, то вся канализация завода идет через буферный пруд, через систему очистки, и после этого закачивается на доочистку Омскводоканала. В процессе никакой этилмеркаптан не применяется, попадание его туда просто исключено. Что касается работ, которые проводятся, мы, безусловно, все документы предоставим. Сейчас идут работы по подготовке к ремонту буферного пруда. У нас есть предписание Ростехнадзора на ремонт дамб. Зимний период – самое удобное время.

Я думаю, что уважаемые академики дадут экспертное заключение, что образование этилмеркаптана в существующих условиях невозможно, потому что это вещество надо синтезировать. В природных условиях биология скорее его «съест». Призываю всех взвешенно подходить к информации, которую здесь получили».

Сергей Еремин добавляет к выступлению Глазова собственную позицию:

«Я бы не хотел говорить за исследовательский институт, скажу за себя – этот объект эксплуатируется с 50-х годов, есть ли там какое-то природоохранное сооружение, пока затрудняюсь сказать. Я частично смотрел проектную документацию: мягко говоря, меня удивил примитивизм 50-х годов. Грубо говоря, это копань, у которой гидрозамок и защита грунтовых вод были выполнены только с глиной. Что там откладывалось в 50-60 годах, неизвестно. Будем сейчас определять, к какому виду отходов относятся эти вещества».

По словам Еремина, общественность на сегодняшний день сообщает о специфическом запахе именно с этого предприятия.

«Может быть, административного дела по загрязнению воздуха и не будет, но будут иные: по нарушению законодательства об охране земель, поверхностных и грунтовых вод, по обращению с отходами», уверен Еремин.

На вопрос о том, что же такое меркаптановая линза, Сергей Еремин дал следующий ответ:

«Длительное время происходил осадок нефтесодержащих отходов. Я упрощаю, конечно. Нефть на воде: легкие фракции поднимаются в виде пленки, которая собирается для дальнейшего использования. Тяжелые фракции в виде тяжелых углеводородов оседают на дно. В тяжелом углеводороде этилмеркаптан образоваться не может. Но что туда могли сбросить в 50-80 годы? Я не знаю. Могли сбросить разово какую-то емкость с каким-то веществом. Мы сейчас и дали запрос – могли ли произойти такие процессы».

Представитель ОНПЗ Глазов уверен: «Вместо того, чтобы найти источник, мы пытаемся найти крайнего, основываясь на предположениях. Мы вводим омичей в заблуждение».

«Очистные сооружения занимают огромную площадь, рядом – очистные сооружения «Водоканала», их целый клубок. Нет ни одного официального заключения о нарушениях. Не нужно давать голословные заявления, чтобы уложиться в сроки», заключает пресс-секретарь ОНПЗ Альбина Медведева. 

Комментарии

Комментариев еще не оставлено