Омск умирает. Хочется верить, что нас заметит Москва

Неравнодушные горожане выступают в защиту города.

Автор петиции «Сколько можно уничтожать город Омск?» дал большое интервью редакции портала Gorod55.ru. 

Константин Албуков,
КМС по пауэрлифтингу, вице-чемпион чемпионата России по воркауту «Street Sport 2011» в Москве, один из лидеров воркаут движения в Омске:

- Я родился и вырос в Омске. Уже были и возможности, и желание уехать, но что-то держит. Меня хорошо знают в чиновничьих кабинетах, раньше – с хорошей стороны, сейчас уже, видимо, с плохой. Потому что начал задавать вопросы.

Если набрать фамилию мою в Гугле, можно много интересного почитать. В местных СМИ публиковали, скандалы были и с садиками, и со стройками, с чем только не было. Хотя не так давно мне жал руку мэр, когда мы открывали площадку на Зеленом острове и говорил: «Всё здорово, будем сотрудничать». В итоге, не сотрудничали. Мы собачились и с Касьяновой, и с главой нашей Кировской управы, много с кем. Хороший скандал был.

Пусть я буду просто «неравнодушный омич».


Скандал был, когда на месте школьного стадиона решили построить садик. Сейчас все говорят: «Посмотрите, какой здоровский садик, какая площадка!» Тем не менее, никто не знает, какая она изначально была по проектной документации. Все уже, проехали, а последствия до сих пор не устранили: тяжелой техникой раздобали все дороги, ограждения аллей вырвали, знаки не убрали…  Никто ничего не хочет восстанавливать.

Вопросы возникают и к мэрии, и к министерским чиновникам – не бывает так, что они ни при чем. Сколько по телевизору и СМИ говорят: губернатор предлагает мэру технику, тот говорит: «Сами справимся», на этом все и заканчивается. Хочешь дать – дай, либо убери мэра. Повлияй.

Что удерживает в Омске? Что в городе вообще нравится и не нравится?

Не нравится экология, отношение к людям. Нравится? Не знаю… Как может нравиться или нет, если я здесь родился и вырос? Друзья, семья, родня, воспоминания. Малая родина.

Как создавалась петиция? Было спонтанное решение или давно обдуманное?

Последней каплей стало, когда погасили Вечный огонь и сказали, что будет 17 дней в году гореть, а потом тут же «переобулись», якобы вранье, неполадка какая-то. Скрины сохранились, да и в новостных лентах все это лежит, с официальным ответом Администрации.

А самой последней каплей был выброс этот. У меня окна выходят на Нефтезавод, и ветер дул в нашу сторону. Утром при закрытых окнах, когда мы проснулись, воняло здорово. Это с 9 на 10 марта было. [Когда сильный выброс был] Сейчас-то, я думаю, не меньше. Все умалчивают. И действительно складывается впечатление – скоро же выборы мэра, – что под этот шумок хотят озлобить народ, потом подпихнуть своего кандидата. Как вариант.

В петиции семь тезисов…

Да семь, но на самом деле их гораздо больше. Это все, что тогда на эмоциях первое в голову пришло. Их можно продолжать до бесконечности. Самое обыденное, злободневное туда и вылилось.

Многие говорят, «а почему ты не написал конкретные требования», «надо было написать все по уму, чтобы с юридической точки зрения все было грамотно». Говорят, петиция на американской платформе не имеет под собой никаких оснований и продолжений, «никто вас не услышит».

На самом деле, петиция – это повод сплотить людей, чтобы они услышали, прочитали. Платформа подразумевает неанонимную подпись, надо зарегистрироваться – люди выходят из тени. А дальше я призываю всех писать в Генеральную прокуратуру, в Аппарат президента, лично президенту.

То есть петиция здесь как инструмент оповещения?

Да, по большей части. Сегодняшний выброс – это просто какой-то кошмар. Вчера звонил лично по московскому телефону доверия МЧС, все спустили на места. Мне перезвонили из омского МЧС, сказали: «Все нормально». Я задал открытый вопрос, по-мужски. Говорю: «Слушай, у тебя же свои дети дышат тем же воздухом», не знаю, какой там офицер сидел. Он сказал: «Да». Продолжаю: «Скажи честно, тебе же сказали не сеять панику» - молчит.

Сейчас, как я понимаю, бригады ездят замеряют на местах. Прошел выброс, приехала бригада – они закрутили вентиль – бригада померила, «все в норме». И дальше можно травить. А по бумагам все хорошо.

У меня окна выходят прямо на Нефтезавод. Как ветер поворачивается, так шлейф идет. В сторону Солнечного – там «умирают», в Нефтяники или к 10-летию – там все «умирают». Народ жалуется. Кто-то говорит: «Нет, у нас не пахнет», а потом ветер поменялся и все, «Ой, мы умираем». А они не могут найти. Комиссию на ОПНЗ никто не пустит, они уже официально сказали, что у них нету утечки. Может, это не там. Может на Горгазе? По утечке дело уголовное возбудили, а где виновные? Говорят: «Найдем через два месяца». Через два месяца нас уже…

Как взаимодействуешь с другими подписантами?

Постоянно в сети, постоянно на связи. Они куда-то звонили, я куда-то звонил. Спрашивают, куда еще можно обратиться. На меня же под шумок очень много выходит политических партий. «А давайте митинг», «Вот у нас здесь митинг». Я говорю: «Нет, ребят, никаких митингов». Я вообще в политику даже не собираюсь лезть. Пишут, «надо, у нас те же требования» - нет, меня сюда не надо приписывать.

Очень сильно активизировались тролли. Мы стараемся с администраторами пабликов блокировать их, но… Я закрыл личку: мне пишут, «ну чё ты», «чё ты добьешься». Угроз еще нет, но пытаются типа жизнь испортить. Но они настолько школьники какие-то, прям смешно.

Как представляешь себе, что будет дальше? Петиция набрала, к примеру, сто тысяч голосов…

Очень бы хотелось верить, что нас заметит Москва и как-то повлияет на ситуацию. Не хочется каких-то катастрофических, трагических развитий, а ведь они теоретически возможны. Люди очень встревожены, причем не за себя, а за детей. Беременные мамы возмущаются, «как так, я на девятом месяце беременности просыпаюсь с тошнотой и рвотой». Официально заявляют, что не было ни одного обращения в поликлинику. Кого они хотят обмануть?

Как насчет других пунктов петиции? Например, «город-сад» и «город-пень».

Это тоже больная тема. Мы переехали на Левый берег в 87-м году, когда новостройки только появились. У нас там посадили тополя. Тридцать лет они росли, никому не мешали, а года полтора-два назад внезапно стали больными и их понадобилось срочно вырезать. Я выхожу как раз, когда подошла бригада, говорю: «Ребят, я вам не дам ничего делать, вызывайте милицию, вплоть до драки – не дам», и они уехали.

Мне пришлось идти в ЖЭК, писать заявление, что я против «кронирования», по бумагам написано именно так – они делают кронирование. На самом деле, они делают топпинг. Эти столбы – это топпинг. Во всем мире это считается варварством и преследуется по закону, а у нас считается нормальным. Уничтожение, вырезание, освобождение площадей под торговые центры и прочие нужды – больная тема. Я очень долго не мог пройти мимо, и всегда пытался помочь людям это предотвратить.

Новый молодняк не высаживается, а то, что высаживается – погибает без должного ухода. Все, что они обещают, компенсационное озеленение, - этого нет. Что на окраинах растет, без разбора идет под нож.

Не дураки же были в Советское время, когда высаживали именно такие тополя. Понятно, что они пушат. С другой стороны, они больше всего воздуха дают. Это зеленые насаждения, которые стеной ограждают от пыли. Вдоль дорог же не просто так их посадили. А сейчас все умные сидят, кто озеленением занимаются – давайте срежем, посадим елочки-березки. Глупость какая-то, в лицо плюют.

Следующий пункт в петиции – дороги.

С ними все тоже не очень хорошо. Их сделали, но уже трещины. Насмотрелись уже, когда в прошлые-позапрошлые года было катастрофически плохо. Сейчас лучше, но что столько денег вбухали, а приходится переделывать… Я так понял, что обслуживание в смету не заложено и опять будет из городского бюджета.

В других городах что-то такого не наблюдается. Три недели назад был в Тюмени, там дороги ровные, убранные, все нормально.

Говорят, там и снег хорошо чистят?

Там его нет. Мы сидели в кафе с замглавой, я рассказываю, как у нас, она в шоке. Я лично видел, там было мероприятие, и бордюра не было видно из-за снега. При мне вызвали семь человек с лопатами, все убрали. У них за это штрафы здоровские. Там все вовремя убирают.

А как жены депутатов появились в этом списке, среди острых социальных проблем?

Шутки ради, мне тут пишут: «Иди в депутаты, будем за тебя голосовать». Говорю: «В помощники метите, тоже в Таиланде отдыхать хотите?» Тем не менее, это же все за бюджетные деньги. Которые могли пойти на вывоз того же снега, на озеленение. Деньги-то немалые. То у них денег ни на что нет, то по Таиландам летают. Понятно, что жена уйдет, и будет другой помощник те же деньги получать. Просто тут сразу два фактора: родню подтянул и за бюджетные деньги в рабочее время летаешь отдыхать.

Ты сам пользуешься общественным транспортом, там какие проблемы?

Постоянно езжу, и именно на общественном транспорте, потому что не доверяю маршрутчикам. После того случая на Телецентре, несколько лет назад, когда буквально на моих глазах парню-боксеру, который метил в олимпийскую сборную, оторвало руку. Я уже не горю желанием ездить на маршрутках. Сколько было пьяных, обкуренных – контроля нет. ГАЗели вроде запретили, а они как ездили, так и ездят. А общественного транспорта практически нет.

Как-то недавние нововведения отразились на работе общественного транспорта?

Конечно. Раньше, чтобы уехать в центр, ходило много маршрутов, каждые пять минут. Чтобы уехать от Торгового центра до Бульвара Зеленого нужно подождать 109-ый, который, по сути, остался один. Остальные отменили. Он ходит раз в час, пропустил 109-й – все, привет! езжай на маршрутке. Троллейбусы отменили вообще все в центр. Трамваев тоже нет, конечно. Общественный транспорт еще недолго протянет без должной поддержки, а ее не будет при таком руководстве.

А чем, на твой взгляд, Омск отличается от других городов? За исключением Москвы и Питера, конечно.

Как я уже сказал, загазованность, экология. Еще один немаловажный момент – сами люди, которые этот же город и загаживают. У нас в порядке вещей идти и бросить бутылку, фантик. Не будешь же каждому подзатыльник давать. Уже какая-то культура, которая появилась от безнаказанности. Я часто езжу по другим городам, там нет такого. Есть свои проблемы. Челябинск, Екатеринбург, Красноярск, Новосибирск, Тюмень. Все, что рядом – там такого нет. 


Верхнее фото: Андрей Кутузов

Комментарии

Комментариев еще не оставлено