Откровения Никаса Сафронова в Омске: обнаженка, каннибалы, запах крови

Захватывающая история.

Накануне в омской Пушкинке прошла встреча российского художника Никаса Сафронова с преподавателями и учащимися ДШИ Омска и горожанами, интересующимися культурной повесткой города – в Омском музее изобразительных искусств имени Врубеля открылась его вторая персональная выставка. 


Известный художник провел мастер-класс, на котором поделился со слушателями не только секретами мастерства, но и житейскими историями. Например, как однажды в американских джунглях оказался захвачен племенем каннибалов. 

«Всегда, когда берешься за что-то, делаешь это профессионально, увлечен от души, все время совершенствуешься – у тебя есть шанс состояться», - так начал свое выступление Сафронов. О своем становлении рассказал кратко:

«Я случайно пошел в училище, случайно один педагог сказал: «Мальчик талантливый». Потом на втором месяце отчислили, думаю, «не буду художником, но я все равно докажу, что могу рисовать». Я стал учиться, постигать азы. На втором курсе я был уже достаточно серьезным художником, и мой сокурсник купил у меня картину. Мы, правда, потом с пивом и раками пропили это дело».

Сафронов уверен, что искусство – это труд, «как труд столяра, литейщика, лесоруба». Считает, что к современникам стоит относиться с уважением, но без зависти:

«В Москве 275 тысяч художников, я практически никого не знаю. Я знаю, что не все меня любят, потому что им кажется, что я забираю их хлеб. А мне кажется, что я недоедаю: я работаю, и не успеваю поесть. Надо завидовать Леонардо да Винчи, ван Эйку, и не завидовать своим современникам. Завидуйте только тому, что создал бог – природе. Все остальное сбивает с правильного пути; у каждого человека есть своя дорога. Она должна быть прямой. Время от времени можно отклоняться, но ненадолго. Как только вы ушли в злобу, ненависть, неприятие, судебные дела – назад потом не вернуться, потеряетесь».

Рецепт успеха художник формулирует следующим образом: «Жить надо всегда с сердцем. С богом в душе, с царем в голове. И у вас все будет». Искусство, по мнению Сафронова, «цельная вещь»: «Если вы хотите заниматься этим по-настоящему, зарабатывать этим, то тогда надо отдать этому всю свою жизнь».

«Поиск всегда должен быть, всегда должны быть эксперименты. Нужно не бояться пробовать. Иногда человек получил в 20 лет какое-то признание, делает квадратики – так всю жизнь эти квадраты и делает. Его узнают, но это скучно. Я не боюсь менять техники, экспериментирую, и возникают работы, которые людям нравятся. Они имеют место как некое открытие в области живописи», говорит Никас Сафронов.

«Ни в коем случае не нужно уподобляться всяким явлениям, подобным перфомансам, инсталляциям. Это уже для других. На этом можно получить дивиденды, если попали в нужную галерею, к нужным людям, которые готовы платить. В результате это все распадется, будет уже неинтересно. Нужно создать вокруг себя какой-то интересный мир, найти людей, которые готовы заплатить за то, что вы делаете».

Чтобы развлечь аудиторию, Сафронов рассказал историю, которая произошла с ним в Южной Америке:

«Я был в Эквадоре, писал портрет президента. Он мне предложил поехать на море. Я сказал, «хотелось бы в джунгли», взял посла и двух пилотов-аборигенов, и мы полетели. Самолет начал барахлить, а приземлиться негде: везде джунгли. Пилот говорит: «Нужно место, чтобы была водная поверхность и берег». Мы увидели такое место, приземлились – врезались в берег, стекло разбилось, но все живы. На пилота напал крокодил – учуял запах крови – схватил за ногу, но мы его оттащили. 

Абориген, который владеет испанским языком и местным наречием, говорит: «По-моему, здесь жило племя каннибалов, но лет 10-20 назад они уже обещали никого не есть». Из джунглей на эту площадку выходят очень агрессивно настроенные дикари. Оказывается, это их святое место, и кроме них там никому нельзя быть. Нас окружили, тычут копьями, завязывают руки. …Я дрожащей рукой пытаюсь нарисовать портрет вождя. И ему это нравится. Он выхватывает листочек и показывает всем: узнал себя. Так живопись спасла нам жизнь», подытоживает художник.

Также он вспомнил и годы творчества в Советское время: 
 
«А когда-то, когда это было запрещено, я даже участвовал в эротических выставках. Меня пригласили, спрашивают: «Можешь выставиться?» Я говорю: «Я не эротический художник». «А обнаженка есть?» Я говорю: «У всех есть». Что-то там доделал, потом смотрю – в Италии, потом в Канаде, потом во Франции… Потом я занимался символизмом и сюрреализмом. …Я не эротический художник, а экспериментатор, символист, портретист. Есть вещи, которые прошли через мое творчество», вспоминает известный художник.

По мнению Сафронова, есть три составляющие работы художника:

«Это высочайший профессионализм, опыт, эксперименты, поиск. Обязательность. Как я говорю, если обещал Эйфелеву башню своей девушке, пойди и спили ее. Не нужно давать обещаний, которые не можешь выполнить. Обязательства для профессионала всегда важны. Третье – это духовность». Никас Сафронов считает, что гением можно назвать «талантливого человека, наделенного упорством человека, который этого таланта лишен».

«У Леонардо всего 12 гениальных картин. У Айвазовского огромное количество картин, и многие ужасающие, но тем не менее, оказалось достаточно и тех, благодаря которым он вошел в историю. Надеюсь, у меня тоже найдется одна-две картины, которые войдут в историю».
Добавим, что после посещения омского театра Сафронов запланировал сделать портрет Колчака:
«Я попробую сделать Колчака в цвете, чтобы это не было повторением черно-белой фотографии».

Художник также отмечает: «В Омске замечательная плеяда педагогов, я видел работы. Мы будем дружить. Город меня принимает второй раз с уважением. Я посвящу целый цикл этому месту и краю, буду здесь все штудировать».   

Комментарии

Комментариев еще не оставлено